Войти
Добро пожаловать, Гость!
Общаться в чате могут только вошедшие на сайт пользователи.
200
В отдельном окне
Скрыть

Энциклопедия

Ненастье перед бурей. Глава 24. Грязный ход. Часть 4

к комментариям

Жанр: ангст, драма, экшн;
Персонажи: фем!Кусланд/Алистер, Огрен, Натаниэль/Веланна, Архитектор, Сигрун, Вэрел;
Статус: в процессе;
Описание: Элисса Кусланд — Серый Страж, Героиня Ферелдена и командор Башни Бдения Амарантайна. Сколько титулов для одного человека!
Шли годы, и Элисса начала понимать, что в политике статус героя — ничто. Тучи начали сгущаться, в Ферелдене настали тревожные времена. Сможет ли Элисса выбирать правильно, кто из старых друзей повернется к ней спиной, а кто останется верен до конца, кто потеряет все, а кто сможет выжить? Это история, которая затронет каждого их них и изменит навсегда…
Примечание автора: Эта часть является связующей с третьей игрой. Время действия — последняя глава Dragon Age 2.
Предупреждение: смерть персонажа, насилие, нецензурная лексика.


Человек не выбирает, с кем ему сидеть в каменном мешке.
(Дж. Р.Р. Мартин, «Песнь льда и пламени»)


Элисса летела возле стены, это давало ей возможность как-то замедлить падение. Правильнее сказать, девушка отчаянно хотела уцепиться за что-то выступающее — корни, землю, неровности камня. Пальцы девушки практически почернели от грязи, кое-где она смешалась с кровью от мелких порезов. Элисса вскрикнула, когда один из ее ногтей чуть не остался в стене. Ситуация заставила ее забыть о боли и снова и снова пробовать ухватиться за что-либо.
В конце концов Кусланд повезло: она влетела в какое-то помещение на Глубинных тропах. Элисса смогла уцепиться за выступ одной из колонн. Девушку немного покачало по инерции, затем она просто повисла. Героиня Ферелдена быстро оглянулась в поисках выступов, на которые можно было бы опереться ногами. Убедившись, что кое-как держится, она позволила себе перевести дух. Кусланд мысленно поблагодарила Создателя за то, что в архитектуре гномы предпочитают ломаные линии, благодаря которым она сможет слезть вниз. Девушка сконцентрировалась на спуске. Когда ее ноги коснулись каменного пола, Элисса позволила себе несколько минут отдыха. Кусланд отдышалась, попутно осматривая помещение.
И снова Глубинные тропы… Спасаешь поверхность от Мора — спускаешься на Глубинные тропы, спасаешь Амарантайн от порождений тьмы — спускаешься на Глубинные тропы. Вот и сейчас — распутываешь клубок интриг и в результате снова оказываешься на Глубинных тропах!
Элисса достала из сапога кинжал, который успела спрятать туда до падения, когда начала трескаться земля. Одна посреди Глубинных троп, вооруженная только ножом… «А разве не так должен выглядеть последний путь Серого Стража?» — прошептал внутренний голос.
Нет, нет, нет… Элисса и Алистер пообещали друг другу, что, когда скверна начнет брать верх в их телах, они уйдут на Глубинные тропы вместе. Так что сейчас Героине Ферелдена, дабы не прогневать своего мужа, придется стиснуть зубы и искать выход.

Элисса вышла из помещения, в которое провалилась. Девушка попала в огромный зал. Или это была пещера? Монументальные колонны и статуи Совершенных явно говорили о том, что гномы некогда обитали здесь. На потолке висели огромные сталактиты, которые довольно агрессивно напоминали, что это место все еще остается пещерой, в которой здоровая глыба может рухнуть тебе на голову.
Элисса застыла на месте. Из помещения выходило шесть или семь коридоров. Оптимизм девушки слегка поугас. Героиня Ферелдена взглянула на статуи Совершенных и почувствовала себя ничтожно маленькой.
Зачем строить такие громадные архитектурные изыски? Что ощущают гномы, когда ходят по залам Орзаммара? Свое безмерное величие и надежду при жизни стать Совершенными, чтобы в честь них построили статуи, которые будут грозно нависать над соплеменниками?
Элисса тряхнула головой, отгоняя неуместные мысли. Нужно сделать выбор и двинуться в путь.
— Тяжело без карты Глубинных троп. Верно, командор?
Девушка обернулась на голос Варлана. Гном похрамывал, бровь была рассечена, и из нее струилась кровь. Его топоры висели за поясом, а в руке он держал меч Элиссы. Варлан доковылял до девушки и протянул ей меч, та молча приняла его.
— Путь до поверхности неблизок, но…
— Мы должны найти их логово, — перебила его Элисса.
— Командор, это Глубинные тропы. Здесь множество помещений, где можно спрятаться.
— Ты отлично знаешь эти места, Варлан. Подумай хорошенько, — Элисса продолжила размышлять вслух, — маги находились внутри своего же барьера. Но кто будет запирать себя сам внутри собственной ловушки? Значит, у чародеев должен быть путь к отступлению. Они могли найти на Глубинных тропах пространство, где нет порождений тьмы и в то же время много места для того, чтобы разместить провизию, оружие, украденные вещи из разоренных караванов.
— Командор, это Глубинные тропы, здесь везде всякая дрянь. Я думал, тебе, как Стражу, это известно.
— Брось, Варлан, ты сам сюда часто наведываешься. Один. Ты нашел меня без сознания и сумел привести в чувство, и все это время мы оба находились под землей.
— Да, у меня есть пара тайников, — нехотя ответить Варлан.
— Это место, в котором можно хорошо обосноваться и закрепиться. А в случае атаки каких-то тварей это помещение должно быть пригодным для обороны. Может, это какой-нибудь заброшенный тейг? Из него можно выходить на поверхность возле дорог и там совершать налеты. Варлан, вспомни то место, где ты меня нашел, или… — Элисса замялась, размышляя вслух. — Есть какой-то тейг, который сложно найти? Или гробница, которую ты избегаешь, потому что в ней много ловушек? Или…
— Погоди, у меня появилось предположение. Но, — Варлан скрестил на груди руки, — это только идея. Мы можем долго идти к тейгу по пути, который ведет через ловушки и механизмы, и ничего не найти. Ты же понимаешь, что это тычок пальцем в карту наудачу? И правильнее было бы вернуться на поверхность, взять с собой подкрепление, надеть доспех и иметь при себе хотя бы второй меч.
— Мы идем туда, Варлан, — тоном, не терпящим возражений, произнесла Элисса.
— Твоя воля, командор. Кстати, спасибо, что спросила о моем самочувствии. Я в порядке, всего лишь пара синяков, — буркнул Варлан, прежде чем начать исполнять роль проводника.
Так начался их совместный путь по Глубинным тропам.

— Привал, — твердо произнес Варлан. Он отстегнул свой ремень с топорами и показательно бросил на землю.
— Нет. Мы должны идти дальше, — покачала головой Элисса.
— Иначе ты возьмешь меня за шиворот и будешь тащить? — нагло поинтересовался гном.
— Ты только что озвучил мой ответ, — фыркнула Страж.
— Я твой проводник, и мне планировать и решать, сколько нам еще идти и когда делать привал!
— Сколько нам еще идти?
— Достаточно. И думаю, будет глупо обнаружить своих врагов только затем, чтобы свалиться перед ними от изнеможения.
— Мы должны собраться с силами и покончить со всем этим.
— Помнишь, когда я нашел тебя без сознания на Глубинных тропах? Так вот, тогда ты провалялась долго не из-за синяков или ушибов, а от обычного жара. А все потому, что ты сама насиловала свой организм, не давая ему передышки. И это же повторится с тобой снова, если не дашь себе нормально поспать. Так вот, или мы делаем привал вместе, или ты сейчас идешь искать тейг дальше сама!
— Хорошо. Ты разводишь огонь и дежуришь первым!
Варлан согласился. Мало того, уже через полчаса он приволок несколько тряпок, развел костер и поделился с девушкой своим запасом сухарей и воды.
Элисса села, закинув ноги на близлежащий камень. Похоже, она и вправду надругалась над своим организмом: вначале долго лечилась, проводя большую часть времени в постели, а затем бегала практически целый день без передышки. Икры ног позволили себе полноценно заныть.
— Все думаешь о той девочке с Черных болот? — произнес Варлан, нарушая затянувшуюся тишину.
— Нет, просто глупо смотрю в огонь, — огрызнулась Элисса.
— Думаешь, если бы она выросла, то ее и впрямь ждала хорошая жизнь?
— Анита хотела стать героиней.
— Тем более. Ее жизнь явно не была бы сахаром: ты, командор, как никто другой знаешь, какую цену нужно заплатить только за то, чтобы появиться в чьей-то летописи или в песне барда. Наверняка большинство людей уверены, что ты почиваешь на лаврах каждое утро, поедая засахаренного нага, поданного тебе в постель.
— Как видишь, я сейчас в компании продажного гнома на Глубинных тропах.
— Я видел эту девчонку пару раз в городе, она все ходила со своей деревянной палкой, а другие дети дразнили ее за это, — Варлан все никак не унимался. — Начав подрастать, она столкнулась бы с еще большими насмешками, а потом похоронила бы свои детские мечты и стала заниматься семейным делом, которое не имеет ничего общего с геройством, зато тоже связано с риском и кучей неприятных дел. В дороге могут ограбить разбойники или взять в рабство и продать тевинтерцам. Торговля изворотлива, словно глубинный охотник, которого пытаешься схватить: задержишься на минуту — и тварь уже убегает от тебя сломя голову. А оказавшись на мели, девчушка была бы вынуждена торговать своим телом и…
— Варлан! — рявкнула Элисса. — Заткнись, или, клянусь Создателем, я ударю тебя!
Они замолчали. Оба уставились на костер, словно боялись смотреть друг другу в глаза.
Повисла напряженная тишина. Каждый, затаив дыхание, копался в своих мыслях. Элисса вспомнила, как во время Мора путешествовала по Глубинным тропам в компании друзей. Тогда костер приносил спокойствие и умиротворение.
Странный звук заставил обоих моментально забыть о своих проблемах, вскочить на ноги и выхватить оружие.
— Глубинные тропы, — сквозь зубы прошипел гном. — Надеюсь, не крикуны — ненавижу этих драных тварей!
— Это точно не порожденья тьмы, — покачала головой Элисса.
Варлан с интересом покосился на нее, затем безразлично пожал плечами:
— Ты Серый Страж, тебе виднее.
Они простояли на вооружении некоторое время, затем разошлись в разные стороны, чтобы немного осмотреть окрестности. Удостоверившись в отсутствии гостей, Варлан и Элисса вернулись в лагерь.
Ноги девушки снова противно заныли, напоминая о своей усталости. Проклятый гном был прав, Героиня Ферелдена нуждалась в отдыхе.
Так они снова уселись друг напротив друга. Варлан открыл было рот, чтобы начать разговор, но Элисса опередила его:
— Не вздумай убеждать меня в том, что девочке повезло погибнуть от руки мага крови вместо того, чтобы продолжать жизнь, полную насмешек, риска и нескончаемой вереницы проблем.
— Смерть принуждает быть щедрым. Она меняет нас, заставляет подумать о том, что мы оставили этому миру и о ком кроме себя заботились.
— Смерть ставит точку, — мотнула головой Элисса.
— А жизнь возвращает все на круги своя, и мы снова наступаем на те же грабли, хотя до этого клялись начать все заново. Смерть — честная дама, она показывает тебе, кто ты есть на самом деле без всей это требухи в виде денег, касты и семейных связей. Она расставляет все на свои места. А жизнь снова окунает нас в море лжи, в котором нам нужно барахтаться, чтобы выжить.
— Кажется, ты решил поделиться со мной страницами из своей биографии, — Элисса пристально посмотрела на собеседника.
— Командор снизошла к разговору.
— А что ты хотел Варлан?! — девушка повысила голос. — Чтобы я закрыла на все произошедшее?! Тогда на рынке я предупредила тебя, что от твоих слов могут зависеть жизни людей, но ты солгал, глядя мне в глаза!
— Я не знал, к чему это может привести. Да и судя потому, что лорда Эддельбрека все равно казнили, ты наверняка нашла еще свидетелей и доказательства его вины.
— Он был невиновен.
— Осторожнее, ваше величество, вы говорите правду гному с очень сомнительной репутацией, а крестьянам и солдатам в крепости вы преподнесли другое.
— Не тебе меня судить, Варлан. Я делаю то, что должна.
— Поэтому ты помчалась на Черные болота в компании гнома-лгуна и одной чародейки? Обычно в таких ситуациях командующие бегут к крепости за подкреплением. На болотах ты отправила эльфийку спасать другую часть лагеря, а сама ринулась на тварей. И вот сейчас, вместо того, чтобы искать выход на поверхность, ты опять бежишь искать «своего Архидемона».
— Я устала терять своих людей, Варлан.
— Значит, это все искупление, попытка исправить ошибки.
— Варлан!
— Ладно, тогда отойдем от вашего геройства и вернемся к Башне Бдения. Ты сумела разрешить конфликт, который по всем признакам должен был закончиться кровопролитием. Ваши солдаты считают то, что командор вышла к мятежникам и договорилась с ними, благородным и храбрым поступком. Я же увидел, как ты определила, кто в толпе мятежников является зачинщиком, сыграла на его больном месте и выставила его неуравновешенным и сломленным перед толпой, которую он подвел к воротам твоей Башни. После чего крестьяне выбрали другого человека — более нейтрального по отношению к командору. Бесспорно, это был большой риск, когда ты криками провоцировала беднягу, но в итоге он повелся и сыграл тебе на руку.
— Варлан, прекрати, — вяло произнесла Элисса, затем не выдержала и зевнула.
— Я нужен тебе как проводник. Значит, пока мы не прибыли в пункт назначения, ты меня не убьешь. Поэтому я могу немного испытать твое терпение, — он усмехнулся.
— Которое на исходе, — фыркнула в ответ девушка.
— Далеко не все правители могут вот так спокойно сидеть и слушать, как их критикуют.
— И какой вывод ты сделал?
— Она — героиня, которая иногда включает в себе расчетливость политика. Это практически две противоположные черты для правителя, но ты сумела в себе их соединить. С геройством у тебя все в порядке, а вот политике нужно поучиться.
— Ты так рассуждаешь, словно самолично пообщался с королями и аристократами и тебе есть с кем меня сравнивать.
— Я наблюдательный.
— Другие наверняка тоже покорно терпели, пока ты их критиковал, — хмыкнула Элисса.
— Нет.
— Варлан. Я так и не знаю, за что ты попал в Легион Мертвых. Ты не так прост, как кажешься на первый взгляд. А еще мне казалось, что я слышала где-то имя Воллней, может, это был какой-то Совершенный, — задумчиво произнесла Элисса. — Значит, благородные в Орзаммаре тоже легко могут потерять все.
— Хм, какая наблюдательная королева. Кстати, я заметил, что все обращаются к тебе «командор», а не «ваше величество».
— Варлан, ты уходишь от разговора, — заметила Элисса. — Насколько я знаю, благородным в Орзаммаре запрещено вести дела, но они могут вкладывать деньги, чтобы торговцы делали это за них. Ты был в Легионе Мертвых, затем оказался на поверхности, уехал как можно дальше, начал вставать на ноги, но из-за отсутствия опыта потерял все. Но зачем было возвращаться обратно в Амарантайн?
— Потому что эти Глубинные тропы я знаю достаточно неплохо, любой нормальный торговец сюда не сунется, а я вот знаю, где чьи могилы находятся или могут находиться, что дает мне возможность выжить среди наземников.
— Это все причины, по которым ты вернулся сюда?
— Деньги — это достаточная причина для многих деяний в этом мире.
— И все?
— А ты думала, я скажу, что хочу найти под землей следующего Архидемона? — фыркнул гном.
— Думаю, ты хочешь совершить то, что должен был сделать еще со своим отрядом в Легионе Мертвых — умереть в битве с порождениями тьмы. У меня была подруга, ее звали Сигрун. Раньше она была воровкой в Пыльном городе, но, вступив в Легион, сильно изменилась. Когда ее отряд был уничтожен, Сигрун стала Серым Стражем. При этом она не стала вновь воровать и лгать, чтобы выжить.
— Не нужно продолжать, командор. Я понял твою мысль о том, что каждый может измениться. Только вот ты упустила такую вещь, как везение.
— По-твоему, то, что она стала Стражем, было везение?
— Я не то имел в виду. Впрочем, ладно, давай спать. Я же вижу, как ты вовсю зеваешь, командор.
— Опять уходишь от разговора, — фыркнула Элисса, ложась на самодельную кровать.
Как только ее щека коснулась поверхности, девушка закрыла глаза и моментально погрузилась в сон.

Элисса проснулась, как следует потянулась и зевнула. Варлан фыркнул, глядя на неспешное пробуждение своей спутницы, практически рухнул на пол и заснул. Кусланд нехотя встала на ноги и приняла вахту.
Время тянулось невыносимо медленно. Когда ночуешь на поверхности, по цвету неба можно понять, сколько времени до конца дежурства. Сейчас Элисса жалела, что она под землей. Ведь порою неизвестность может пугать гораздо больше, чем плохие новости.
Командор поднялась на ноги, бросив взгляд на спящего Варлана. Девушка тихо двинулась по коридору. Это было странно и неправильно.
Во времена Мора на Глубинных тропах Элисса заставляла дежурить всех по парам и смотреть в оба. С того самого момента, как их отряд покинул Орзаммар, Кусланд было не по себе в «гномьих лабиринтах». Запутанные коридоры с резкими поворотами, из-за которых могло выскочить все что угодно, стены, которые могли обрушиться, а за ними показывалось очередное порожденье тьмы, глубинные охотники с их мерзкими мордами, которые так и жаждали тяпнуть тебя за ногу. Ну и, конечно же, постоянное давящее чувство от близости порождений тьмы.
Тогда путники нигде долго не задерживались и, быстро отдыхая, отправлялись дальше. Элисса за все время пребывания на Тропах так и не смогла глубоко уснуть, любой посторонний звук заставлял ее глаза открыться, а рука сжимала нож. И это при том, что на дежурстве всегда оставалось двое людей.
И вот сейчас Элисса в одиночестве шла по коридору, оставив одного спутника спать в лагере. Может, Глубинные тропы в Амарантайне стали действительно менее опасны, чем в других местах, из-за соглашения с Архитектором? А возможно, это просто иллюзия, и сейчас Кусланд вляпается в ловушку или нагрянет на очередное подземное создание. А может… ей уже все равно.
Коридор вывел Героиню Ферелдена на небольшое открытое пространство, дальше дорога заворачивала за угол, а впереди, словно с балкона, открывался вид на текущую внизу лаву. Элисса подошла к краю и посмотрела на реки неимоверно горячей земли.
Сейчас она не испытывала какой-то тревоги или желания гнаться по Глубинным тропам, как в прошлый раз. Может быть, по мере того, как Страж старился, он становился привычнее к этому месту. А может, Кусланд… уже все равно.
Элисса не могла оторвать взгляд от движущейся огненной реки. Странно, она одна посреди троп и вот так беспечно любуется пейзажем. Что же будет с ней, когда ее время придет, и девушка начнет слышать Зов?
«Нет! Не сейчас!» — одернула себя девушка. К тому же, судя по рассказу Архитектора, ей предстоит спасать мир еще раз.
Элисса вытащила из сапога кинжал, другой рукой принялась расстегивать дублет. Когда Кусланд разделалась с последней застежкой, ее обдуло смесью прохладного воздуха подземелья и жара, исходящего от лавы внизу.
Страж внимательно посмотрела на край черной корки, который стал еще более сморщенным и уже начал отставать от ее кожи. Девушка поднесла кинжал и аккуратно зацепила за край, кусок корки поддался и обнажил розовую плоть. Элисса принялась освобождать свою кожу дальше. Постепенно, шаг за шагом она избавилась от черной массы, которая была создана с помощью магии Архитектора. Под коркой обнаружилась новая мягкая кожа и совсем тонкий росчерк на том месте, где лезвие Натаниэля погрузилось в ее живот.
«Конечно, Флемет поставила нас с Алистером на ноги быстрее, — внутренне усмехнулась Элисса, — но это тоже неплохо».
Знакомое чувство охватило Стража, она быстро застегнулась и потянулась к мечу.
Из-за угла к ней приблизилась фигура и неторопливо выпрямилась во весь рост. Маленькие светлые глаза на серой морде создания, казалось, поблескивали, словно две бусины. Передние лапы крикунов, как и полагается, были длинными и мясистыми. Из странного подобия наручей торчало длинное лезвие. Элиссе всегда казалось странным, зачем этим тварям оружие с такими-то когтями.
Тощая и морщинистая фигура стояла и внимательно смотрела на Героиню Ферелдена. Страж не дергалась, как и ее враг. Тварь могла тут же раствориться в темноте, чтобы в следующее мгновение оказаться за спиной у девушки и попытаться нанести удар. Кусланд ненавидела их за это, а еще за резкий омерзительный визг, который они издавали во время атаки.
Тварь громко и порывисто дышала, прищуривая нос, словно изучала врага с ног до головы. Пока крикун не предпринимал попытки напасть. Так они и застыли друг напротив друга — Серый Страж и порождение тьмы.
Элисса подумала, что по ее жилам течет оскверненная кровь, в какой-то мере у них с этой тварью было нечто общее…
Девушка ужаснулась собственным мыслям. В этот же момент крикун развернулся и бросился обратно в темноту. Элисса услышала за спиной знакомый голос.
— Глубинные тропы — не то место, где следует расходиться, — Варлан во всеоружии неодобрительно смотрел на девушку. — Увидела нечто подозрительное?
— Нет, — Элисса спрятала меч в ножны, а кинжал в сапог.
— Поэтому ты бросила меня одного спящим и проделала весь этот путь сюда, — пожалуй, если бы в руках Варлана не было топоров, то он мог скрестить их на груди.
— Мне показалось, что я видела нечто, но это только привиделось… Глубинные тропы — не самое безопасное место.
— Мне тоже показалось, что я видел, как «нечто» шмыгнуло в темноту.
— Там ничего нет, я в этом уверена, — отрезала Элисса.
— Знаешь, на Глубинных тропах ни в чем нельзя быть уверенным. Даже здесь. Хотя вынужден признать, порождений тьмы стало в разы меньше с того момента, как я был здесь с Легионом Мертвых.
— Да, это странно, — подхватила Элисса, — но даже без порождений тьмы здесь хватает и других сюрпризов.
— Это точно. Поэтому я бы просил тебя так больше не делать, не хочу быть загрызенным во сне какой-нибудь тварью.
— Идет.

Элисса и Варлан приблизились к тейгу. И впрямь, чтобы найти его, пришлось отойти от центрального коридора и немного поплутать по пещеркам.
Гном рассказал спутнице, что это место он обнаружил будучи в Легионе Мертвых. Порождения тьмы тогда сильно потрепали отряд Варлана, и они отступали «куда глаза глядят». Обнаружив этот заброшенный и неприметный тейг, гномы вначале очень обрадовались. Потому как в этом месте можно было хорошо закрепиться и отбиваться от тварей гораздо эффективнее, чем где-нибудь на центральных коридорах. Командир отряда приказал аккуратно продвигаться вглубь и вот тогда и начались первые потери. Разведчики должны были обезвредить все ловушки впереди, но они умудрились пропустить парочку, что привело к гибели нескольких легионеров. Кроме того, сработали защитные механизмы, которые перекрыли двери во внутрь тейга. Времени на разбирательства с устройством не было из-за поступающих тварей, поэтому отряду пришлось быстро делать ноги.
Варлан велел Элиссе держаться на расстоянии и ступать за ним след в след. Страж послушно последовала совету своего проводника. Пока ей не было нужды демонстрировать то, что она сама неплохо разбирается в механизмах и ловушках.
Варлан шел аккуратно, осматривая практически каждую плиту. Так медленно, шаг за шагом они дошли до конца коридора, где оба застыли перед дырой в стене, из которой торчали погнутые шестеренки и прочие части испорченного механизма.
— Не знаю, кто это сделал, но определенно он потратил много времени на то, чтобы найти этот механизм и испортить, — задумчиво произнес гном.
Элисса достала меч. Они двинулись дальше, миновали несколько помещений. Затем оказались в аккуратном каменном зале с барельефами на стенах и несколькими големами по бокам.
Кусланд внимательно наблюдала за тем, как Варлан изучал помещение. Еще Элисса иногда посматривала в сторону каменных изваяний. Эти махины были непредсказуемы, они могли стоять в качестве украшения, а могли в секунду ожить с намереньем расплющить головы нежданным гостям.
Варлан остановился возле одной из плит. Механизм заставил его немного попотеть. Внезапно плита издала скрип. Двери в зал опустились с обеих сторон. Таким образом спутники оказались заперты в помещении.
Варлан выругался и виновато покосился на Элиссу. Та молча приставила к его шее меч.
— Я ошибся, но это не повод…
— Ты сделал это нарочно, Варлан. Я видела, механизм этой плиты был неактивен, а ты, якобы обезвреживая его, привел в действие, — произнесла Элисса.
— А ты, оказывается, разбираешься в ловушках, — фыркнул гном.
— Еще как разбираюсь, — подтвердила девушка.
— Вздор! Я предупреждал тебя, что тейг очень коварен!
Элиссе показалось, что комната начала приобретать какой-то странный оттенок. Наверное, механизм запустил какой-то газ. Девушка задержала дыхание, но не ослабила бдительность. Варлан попытался выскользнуть, но Элисса быстро нагнала его и свободной рукой с силой швырнула о стену.
Гном оказался прижат к одному из барельефов, а возле его горла снова угрожающе зависло лезвие.
— Ты немедленно расскажешь мне, как перекрыть газ и открыть двери! — прошипела девушка.
Варлан вначале хотел огрызнуться, затем резко замолк, его взгляд устремился за спину Элиссы. Командор на всякий случай быстро обернулась. Этого ей хватило, чтобы увидеть голема, который занес свой кулак для удара. Кусланд пришлось отскочить в сторону, Варлан пригнулся, и удар махины пришелся как раз над ним. Красивый барельеф, повествующий о деянии какого-то очередного Совершенного, рассыпался на множество мелких камешков.
Гном быстро вскочил на ноги и бросился к выходу. Элисса хотела побежать за ним, но ей снова пришлось уходить от удара голема. Краем глаза девушка заметила еще одну массивную фигуру, ведь в помещении было два голема. Второй встал как раз между командором и Варланом, который благодаря своему росту оказался скрыт от взгляда Элиссы за каменным гигантом.
У Кусланд был опыт борьбы с этими неповоротливыми созданиями, но сейчас для нее было гораздо важнее догнать продажного гнома.
Девушка подбежала к голему, который встал у нее на пути, и застыла на несколько секунд. Первый снова начал замахиваться на Элиссу. Командор ушла в сторону, и удар гиганта пришелся по его каменному собрату. Кусланд проскочила. За ее спиной послышался грохот от падения голема на землю.
Элисса увидела, как в конце коридора каменная плита немного приподнялась, и сквозь щель пытался протиснуться Варлан. Героиня Ферелдена бросилась за ним что было сил, но когда она подбежала, дверь уже опустилась, а беглец исчез за ней.
Элисса с силой ударила по камню:
— Варлан! Ты сукин сын! Я найду тебя и…
Кусланд зашлась в приступе кашля, дым больно защипал глаза. Элисса повернулась спиной к двери, нужно было не терять из виду големов. Стоять на ногах становилось все труднее и труднее. В конце концов девушка прижалась спиной к плите-двери и, словно в полудреме, без сил сползла по ней на пол. Последнее, что она увидела, это как две массивные фигуры големов подходили к ней.



 

Отредактировано: Alzhbeta.

Предыдущая глава Следующая глава

Материалы по теме


11.12.2014 | Jaheira | 153 | натаниэль, Ненастье перед бурей, Jaheira, архитектор, фем!Кусланд, Ангст, Экшн, Амарантайн, драма
 
Всего комментариев: 0

avatar